Главная Где  бывали Что  видали Посудная лавка O...pus'ы

Алмазово

Подмосковные и не только



    Недалеко от Медвежьих озёр — в лесной глуши, в районе Щёлковского шоссе — располагалась когда-то усадьба, название которой связано с фамилией одного из владельцев вотчины, Алмазова.
    Пустошь, пожалованная царём Михаилом Фёдоровичем братьям Елизаровым в благодарность за верную службу в смутные времена, через несколько десятилетий при их родственнике Алмазове уже именовалась селом Алмазово-Сергиевским — в начале XVIII века здесь была построена сначала деревянная, а затем каменная церковь во имя преподобного Сергия Радонежского.
    В 1753 году усадьбу приобретает Никита Акинфиевич Демидов (1724-1789), младший внук родоначальника династии — Никиты Антуфьева, сына Демидова (1656-1725), тульского кузнеца, оружейника, металлурга-монополиста, получившего от императора Петра I фамилию Демидов и потомственное дворянство.
    Акинфий Никитич (1678-1745), его сын, не только продолжил дело отца, но практически создал металлургическую промышленность государства и "за размножение рудокопных заводов" на Урале был удостоен Анной Иоанновной чина статского советника. К середине XVIII века демидовский металл считался лучшим в России, а внуки родоначальника династии владели огромной уральской промышленной империей.
    Известный оригинал Прокофий Акинфиевич, старший сын А.Н.Демидова, из всех наук предпочитал ботанику, на заводы свои почти не наведывался, предпочитая жить размеренной жизнью московского барина: в Нескучном саду до сих пор можно рассмотреть остатки террас — садов-огородов, разбитых им в своей усадьбе.
Л.Токке. Портрет Н.А.Демидова. 1758     Деловую демидовскую хватку унаследовал его младший брат Никита Акинфиевич, владелец Алмазова, доставшееся по наследству богатство — нижнетагильские заводы — зело преумножив.
    В глазах высшего света он был тем, что французы называли parvenu  (в вольном переводе — из грязи в князи): в его меценатстве, коллекционировании и переписке с Вольтером аристократы видели лишь "ненасытное чванство".
    Да и нраву он был прекрутого, да и прижимист был до скупости.
    Современники вспоминали, как покупаемые им крестьяне заявляли, что "готовы помереть, а за Демидовым быть не хотят". Эти несчастные, очевидно, и были употреблены свирепым хозяином на постройке роскошной усадьбы — в 1760-1770 годах здесь был разбит регулярный парк с системой каналов и прудов, с островами и мостиками-галереями, барским домом на шестигранном острове, оранжереями и зверинцем.
Т.Сальваторе. Портрет Н.Н.Демидова. Кон. XVIII в.
    После Н.А. Демидова хозяином Алмазова стал его сын Николай Никитич (1773-1828).
    Флигель-адъютант Г.Потёмкина, тайный советник, командор ордена Св. Иоанна Иерусалимского, значительную часть жизни он провёл за границей, управляя оттуда своими заводами и имениями.
Николай Никитич Демидов, 1820-е годы     Будучи в молодости весьма расточительным (над ним даже была учреждена опека, что, однако, не помешало ему выгодно жениться и уехать в Париж), к 1812 году стал он рачительным хозяином и щедрым благотворителем: на свои средства сформировал «Демидовский полк», а после разорения Москвы помог Московскому университету восстановить музей естественных наук, передав в его фонд несколько различных коллекций.
Флоренция, Piazza Demidoff     Последние годы жизни Н.Н.Демидов был русским посланником во Флоренции — и здесь тоже оставил о себе память: основал и содержал богадельню, больницу, школу для мальчиков. Благодарные флорентийцы назвали одну из площадей города его именем — Piazza Demidoff — и разрешили его сыну Анатолию поставить там памятник отцу.
Нижний Тагил. Фото С.М. Прокудина-Горского. 1909     Похожий памятник был сначала установлен в 1837 году в столице "горной империи", в Нижнем Тагиле, но в 1930-е годы он был переплавлен — память об основателях династии, принесшей славу России, новой власти не была нужна. Выйско-Николаевскую церковь с родовой усыпальницей Демидовых тогда же закрыли, а к 50-летию советской власти — взорвали.
Алмазово, 1999
    В Подмосковье памятником Николаю Никитичу Демидову стала церковь Сергия Радонежского в Алмазове. Построенная в 1814-1819 годах в честь победы над Наполеоном, она пережила через сто лет иное нашествие — была разграблена, поругана, разрушена...
    В 1999 году, когда мы сюда приезжали, она была уже восстановлена и заново освящена.
    Эта церковь — единственное, что напоминает об истории усадьбы в Алмазове.
    После Н.Н.Демидова усадьба сменила ещё двух владельцев и в середине XIX века по завещанию последнего её хозяина, генерал-майора М.Ф.Чихачева, устроившего при церкви Сергия богадельню, она перешла в ведение Императорского Человеколюбивого общества — крупнейшей благотворительной организации, существовавшей в России с 1802 года.
    После революции в бывшей усадьбе расположился детский дом — и вскоре от былой демидовской роскоши остались лишь разрушенные стены церкви и заросшие аллеи парка.
    Если знать, то можно и сейчас найти здесь и "гору Сион", и Большой пруд с Лебяжьим островом посередине по моде тех лет. А между ними — пока ещё заметный с высоты птичьего полёта и Google Earth — след от 700-метрового канала с шестигранным островом, где стоял когда-то барский дом первого "алмазовского" Демидова...

27 мая 2010 года