Главная Где  бывали Что  видали Посудная лавка O...pus'ы

Подмосковные и не только

Ретро


  Усада ж. усадьба, усадебка. зап. усадище, усадбище ср. господский дом на селе, со всеми ухожами, садом, огородом и пр.
 В.И.Даль. Толковый словарь живого Великорусского языка

    С незапамятных времён — а вернее, со времени основания единого государства Московского — введена была на Руси гениальная система самообслуживания защитников отечества. Раньше, до Ивана III, бояре и дворяне (слуги вольные), составляющие великокняжеский штат, имели право выбора места службы — Русь была удельная, раздробленная, хозяев-князей хватало на всех. «Собиратель земли русской» Великий князь Московский Иван постепенно ликвидирует независимость соседних княжеств и к концу 1490-х годов становится по сути первым российским самодержцем. Бояре и дворяне при этом превращаются в слуг государевых — служилых людей.
    Всеобщая (и практически бессрочная) воинская повинность требовала больших дотаций государства, а денег, как водится, в казне не было. И Ивана осенило: экономика должна быть экономной — платой за верную службу дворянскому воинству стали землевладения, поместья, на бескрайних просторах Московии. А к земле прикреплялись поместные крестьяне (часть тяглых людей), которые своим трудом на государевой земле должны были кормить-поить-одевать-снаряжать слуг государевых.
    Поместья были чем-то вроде госдач в советское время: несёшь государеву службу — пользуйся; помер, не дай бог, или попал в немилость — отдай следующему. Право приобретения вотчин (наследных поместий) дано было лишь ограниченному кругу госслужащих, с весьма условным правом распоряжения в смысле купли-продажи.
    В общем, мы, как всегда, пошли другим путём...
    Основополагающий в будущем принцип советской власти (отсутствие частной собственности) за следующие двести лет довёл состояние помещичьих земель (а значит, и всего сельского хозяйства) до крайней степени запустения, что вынудило царя-реформатора разработать новые условия экономической политики — практически НЭП.
    В 1714 году Пётр I издаёт указ о единонаследии, по которому поместья и вотчины получили статус собственности помещика; дробление поместий между наследниками запрещалось. А после указа (1737 г.) императрицы Анны Ивановны об ограничении срока службы дворян 25 годами и разрешении оставлять в семье, на хозяйстве, одного из сыновей состояние бесхозных имений постепенно пошло на поправку.
    Но настоящий расцвет усадебного строительства наступил в годы царствования Екатерины II. И произошло это благодаря «Манифесту о вольности дворянской», который успел выпустить восшедший на престол несчастный её супруг Пётр III. Этот указ не только запретил применять к дворянам меры физического воздействия, то бишь порку, но и отменил обязательную воинскую повинность — службу при Дворе.
    От отмены телесных наказаний дворян до отмены крепостного права пройдёт всего ничего, каких-то сто лет, и именно в этот период непоротое поколение создаст на своих землях новый мир — мир русской усадьбы, мир частного человека.
    Дворяне ринулись из промозглого Петербурга в благодатную Москву — всё Подмосковье было усеяно экспериментальными объектами: знатные хозяева, часто едва умевшие говорить по-русски, в своих усадьбах стали стирать грань между городом и деревней, привнося в сельский быт элементы городской культуры. Богачи-аристократы строили подмосковные Версали с дворцами и театрами, разбивали регулярные парки с каскадами прудов и фонтанами и делали эти парки общедоступными, открывали литературные и музыкальные салоны, собирали коллекции книг и картин.
    Лучшие архитекторы и художники того времени проектировали и создавали роскошные архитектурно-парковые ансамбли Подмосковья, которыми не гнушались и царственные особы, — во время коронационных торжеств в Москве (или совершая турне по иной государственной надобности) они часто посещали многие "подмосковные". О каковых посещениях верноподданные хозяева не упускали возможности информировать общественность посредством установления в парках памятных стел и прочих бюстов.
    Но были и другие усадьбы, создаваемые для тихого семейного житья-бытья, для отдохновения и уединения — усадьбы потомков древних родов, богатейших в XVIII веке и обедневших к концу века XIX-го. На стенах усадебного дома непременно висели портреты предков, чьё героическое прошлое в легендах и преданиях с молоком кормилицы впитывали юные барчуки, — прошлое дедов и прадедов обязано было быть предметом гордости. Прошлое было тем богатством, которое потомки обязаны были сохранить во имя будущего. Потому оно не забывалось.
    Но это богатство — память о прошлом — часто оставалось единственным в дворянских усадьбах. Усадьбы тихо умирали.
    Парадокс, но их угасание началось в период их расцвета. То ли крепостные работали плохо, то ли управляющие, которым помещики поручали ведение хозяйства, нещадно приворовывали, то ли многовековая воинская повинность дворян создала к этому времени генетически модифицированное поколение обломовых,  — но имения, как правило, доходов не приносили. Уже при Николае I, в середине XIX века, бóльшая часть дворянских имений находилась в залоге у государства — помещики разорялись.
    И тут грянула крестьянская реформа — крепостные получили свободу, но без земли; помещики остались с землёй, но без крестьян. Основным источником финансирования для помещиков стала сдача в аренду своей земли бывшим своим крепостным. Средств на хотя бы поддержание родовых гнёзд не хватало.
    К началу ХХ века многие усадьбы, обречённые крестьянской реформой на медленное умирание, угасали — барыни разъехались по парижам, вишнёвые сады вырубались под дачи. И многие искусствоведы, историки — все, кому небезразлична была судьба имений, дыма отечества,  — пытались привлечь внимание общественности к усадьбам. Выходили журналы «Русская старина», «Русский архив», «Мир искусства», создавались исторические сообщества: представители тонкого культурного слоя России прекрасно осознавали, что мир русской усадьбы — это история русской культуры.
    Праправнук "птенца гнезда Петрова" фельдмаршала Б.П.Шереметева и внук крепостной актёрки Параши Ковалёвой граф Сергей Дмитриевич Шереметев в те годы писал:
    Чувство к Родине, которое унаследовано от родителей и дедов <...> сосредотачивается в том заветном гнезде, где протекала наша жизнь. Пока ещё уцелели такие уголки <...> жива наша Русь <...> верная своему историческому прошлому. Вот почему мы дорожим усадьбами.
    Уже  очевидная запущенность имений ещё  не производила трагического впечатления — эта заброшенность лишь усиливала ощущения старины и пыли веков. Но предчувствие тревоги и видение того венка, который совсем скоро возложит к руинам дворянских гнёзд А.Н.Греч, заставляло бить тревогу.
    Помещичьи усадьбы с их просветительным значением не отойдут одиноко: если суждено им пасть, то вместе с ними опустеют и дворцы; когда же государство лишится последнего и главнейшего своего оплота — церкви, тогда осуждено оно будет на справедливое, неизбежное разрушение! Падение его будет неумолимо, как последствие роковых течений и пагубного попустительства.
(С.Д.Шереметев, 1906 г.)
    Эти слова графа Сергея Дмитриевича оказались пророчеством: усадьбы, дворцы, церковь, государство — всё было разрушено. Переворот 1917 года навсегда перевернул судьбу каждого жителя России — кому было что  терять, потерял всё; многие из тех, кто был ничем,  становились всем.
    Это для тех, кто раньше был всем,  надо было иметь Прошлое. Перевёртышам некогда было глупостями заниматься — годами-веками репутацию зарабатывать, да фамильные гнёзда создавать. Тому всему, возникшему из ничего,  достаточно было гаркнуть: "Довольно жить законом, данным Адамом и Евой" — и предоставить слово товарищу маузеру.
    Их оказалось больше, чем прежних, и они спешили — отнимали и делили, жгли и крушили, пилили пополам рояли и устраивали отхожие места в алтарях церквей.
    Уничтожение усадеб — как отказ от всего прошлого — был идеологией, осознанным политическим курсом. Усадьбы, где из века в век, от поколения к поколению передавались семейные традиции, а любовь к родному пепелищу и отеческим гробам с младых ногтей питала юные сердца, должны были быть разрушены. Как Карфаген.
    К 1932 году, когда Алексей Николаевич Греч писал в Соловецком лагере последнюю свою работу «Венок усадьбам», у миллионов людей в стране иллюзий уже не осталось: всё произошедшее — всерьёз и надолго, к прежней жизни возврата не будет. Те, для кого это стало катастрофой, усыпáли невидимыми венками дорогие сердцу руины — судьбы, надежд, смысла жизни...
    А.Н.Греч не узнал, что многие усадьбы, которым возложил он свой прощальный венок, ещё долгие десятилетия несли мученический венец — брошенных хозяевами или оставшихся бесхозными после национализации частной собственности, их безжалостно разоряли и жгли, передавали детским колониям и учебным заведениям, перепрофилировали под производственные цеха и дома отдыха. Немногим усадьбам повезло — в них были устроены музеи.
    Подлинных музеев-усадеб, впрочем, у нас почти не осталось — подделка под старину и новоделы-фантазии погребли под собой старину истинную. Но сохранились старинные парки с заросшими оврагами и просеками, руины барских домов с остатками родовых гербов на искорёженных фронтонах, едва угадываемые каменные ступени на высоком берегу — вниз, к реке, к озеру, к вишнёвому саду...
    Старинные усадьбы завораживают, привораживают — однажды прикоснувшись к их стенам, невозможно избавиться от марева Прошлого, накрывающего то ли прочитанным, то ли услышанным, то ли прожитым — то ли кем-то до тебя, то ли тобой...



    Рассказать о русских усадьбах лучше, чем это сделал Алексей Николаевич Греч, невозможно.
    Я лишь дополню его рассказы фотографиями тех усадеб, где мы бывали, и напомню об их хозяевах — птенцах дворянских гнёзд.
26 мая 2010 года



Абрамцево
Фотоальбом — 2009 год
Фотоальбом — 2012 год

Абрамцево, 1996 - со скифской бабой
    Эта усадьба — одна из немногих в стране, которым повезло в смуту: её не только не сожгли, но в первые же годы советской власти преобразовали в музей.
    Больше семи десятков лет, с 1843 по 1917 год, она (вернее, её хозяева) привлекала к себе внимание писателей и философов, художников и скульпторов, актёров и певцов...
Абрамцево, 2009. Одна из баб - под колпаком


А.Н.Греч об Абрамцеве —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Александровская слобода

Александровская слобода, 1998
    Эта фотография, конечно, должна была бы быть на другой странице,  но здесь она тоже уместна, ибо слобода эта — тоже «гнездо», великокняжеское.
    Любимая резиденция Василия III, она с 1565 года, при его сыне Иване IV, на долгие годы стала центром Московии — только в 1581 году, после смерти здесь, в Слободе, убиенного им сына, царь вернулся в Москву...


Алмазово
Алмазово, 1999
    Недалеко от Медвежьих озёр — в лесной глуши, в районе Щёлковского шоссе — располагалась когда-то усадьба, название которой связано с фамилией одного из владельцев вотчины, Алмазова.
    После 1753 года усадьбу приобретает Никита Акинфиевич Демидов, младший сын знаменитого уральского горнозаводчика... дальше

Архангельское
Фотоальбом — 2009
Фотоальбом — 2013

Архангельское, 1997
    Три княжеские фамилии оставили память о себе в сáмой известной и роскошной усадьбе Подмосковья — Одоевские, Голицыны и Юсуповы.
Архангельское, 2009
    Но только благодаря баснословному богатству князя Н.Б.Юсупова и таланту многих архитекторов, художников и декораторов расцвела старинная усадьба, став шедевром — уникальным дворцово-парковым ансамблем...



А.Н.Греч об Архангельском —  Венок усадьбам, Соловки, 1932 г.


Болдино
Фотоальбом — 2009 год
Болдино, 2009

    Предок Пушкина получил во времена Ивана Грозного огромный земельный надел, который ко времени Александра Сергеевича превратился в раздробленные поместья. Дабы вступить во владение одним из них, и приехал сюда осенью 1830 года жених первой красавицы Москвы. Заложив деревню Кистенёвку в Опекунский совет, он обеспечил приданым свою Мадонну, а нас — шедеврами Болдинской осени...


Болшево
Болшево, 1999

    Этот одноэтажный бревенчатый дом, построенный в начале 1930-х годов, с одной стороны, не имеет никакого отношения к дворянским гнёздам. С другой — имеет отношение непосредственное: его стены помнят, как закончилась история любви к Родине одной из семей "бывших". Как и чем заканчивалась вообще история русского дворянства России...


Большие Вязёмы

Большие Вязёмы, 1999
    В конце XVI века Вязёмы были вотчиной Бориса Годунова — с тех времён сохранилась Преображенская церковь и уникальная звонница. И не сохранился деревянный дворец, в котором готовилась к въезду в Москву и венчанию с царём Дмитрием Марина Мнишек, ставшая вскоре первой коронованной русской царицей.
    1694 году Пётр I пожаловал Вязёмы своему дядьке-воспитателю, князю Борису Алексеевичу Голицыну. Усадебный дом, построенный его потомками, до сих пор называют домом Пиковой дамы: княгиня Наталья Петровна Голицына — прототип пушкинской старухи-графини...


Быково

Быково, 1998
    Фотографию (1960-х годов) Владимирской церкви (1789 г.) увидела я в журнале, посвящённом труду А.Н.Греча: грандиозный, изящный, фантастический, совсем не православный храм, похожий на средневековый замок, — с острыми шпилями, стрельчатыми порталами и окнами, с высокой балюстрадой и полуразрушенной двухмаршевой лестницей...



А.Н.Греч о Быкове —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Васильевское — Мамонова дача

Мамонова дача, 1998
        На Воробьёвых горах в глубине парка стоит классическое здание в стиле ампир (1833 г.) — сейчас его занимает Институт химической физики РАН. С середины XVIII века этой усадьбой владел фельдмаршал В.М.Долгорукий-Крымский, с начала XIX века — блистательный князь Н.Б.Юсупов.
    А самый известный персонаж, чьё имя связано с бывшим имением Васильевское, — граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов, сын неблагодарного и кратковременного избранника Великой Екатерины...


Введенское
Введенское, 1999
    Неподалеку от Саввино-Сторожевского монастыря, на возвышенности, с которой открывается чарующий вид на купола древней обители, спрятавшейся среди когда-то бескрайних лесов, расположилась изумительная усадьба...


А.Н.Греч о Введенском —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Воронцово

Воронцово, 1998
    Считается, что в начале XVI века эта местность была в собственности Великого князя Московского Ивана III, благодаря которому, собственно, и были свиты дворянские гнёзда, блестящей россыпью усеявшие наше Подмосковье.
    Первый Романов, Михаил, передал Воронцово своему приближённому — боярину Б.А.Репнину. И в течение двухсот лет эта усадьба была связана с судьбой одного их стариннейших родов...


Горенки
Горенки, 1999
    Всё смешалось в доме Долгоруких...
    Совсем рядом, в Лефортовском дворце, бился в агонии юный царь Пётр II, и влиятельнейший вельможа князь Алексей Григорьевич Долгорукий — член Верховного тайного совета, дядька-воспитатель царя и отец его фаворита — был в ярости...  дальше



А.Н.Греч о Горенках —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Гребнево
Гребнево, 1999

    История малоизвестной в широких кругах многострадальной усадьбы-погорелицы связана с лицами, на протяжении веков особо приближенными к царскому престолу.
    Трубецкие, Бибиковы, Голицыны — их старанием к середине XIX века здесь был создан классический усадебный комплекс...


Дубровицы
Фотоальбом — 2012
Дубровицы, 1998

    Фотографию храма Знамения Пресвятой Богородицы увидела я в том журнале, где напечатан был «Венок усадьбам» А.Н.Греча, статью написать он не успел. Единственное, что было ясно: искать церковь надо было где-то под Подольском.
    Как мы её искали тогда, как наматывали круги по колдобинам и бездорожью, как пытали вусмерть пьяных мужиков на обочинах, как обрадовались, когда вдруг увидели сияющую царскую корону, — незабываемо...
Дубровицы, 2012
    А через много лет мы увидели прообраз Знаменской церкви в Риме


Измайлово
Фотоальбом — 2010 год

Измайлово, 1999

    Версий о происхождении названия древнего села Измайлова несколько. Споров не вызывает лишь тот факт, что это место — родовая вотчина Романовых. Правда, с каких времён — вопрос открытый.
Измайлово, 2010
    При Алексее Михайловиче вотчина отошла в государственную казну и началось строительство царской резиденции...


Коломенское
Фотоальбом — 2009
Коломенское, 1996

    Эта великокняжеская и царская летняя загородная усадьба была обречена на мою к ней любовь — она не могла не стать любимой...
    Меня навсегда заворожил устремлённый ввысь храм Вознесения Господня. Я кругами ходила вокруг церкви Казанской иконы Богоматери, не в состоянии решить, какой из её фасадов нравится мне больше остальных. Меня манили таинственные овраги на крутом берегу.
Коломенское, 2009
    Я прижимала ладони к стволам древних дубов, закрывала глаза, выключала уши — и слушала...


Кузьминки

Кузьминки, 1999
    С деревянной церкви Влахернской иконы Божьей матери, поставленной в начале XVIII века Строгановыми, началось создание этой усадьбы.
    Отстроенный в камне (1784-1785 гг.) Р.Казаковым, в начале XX века храм разделил участь усадьбы — Кузьминки были изуверски разрушены.
    С восстановления этого храма началось возрождение Русского Версаля Голицыных...


А.Н.Греч о Кузьминках —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Кусково
Фотоальбом — 2009
Фотоальбом — 2013

Кусково, 1996
    Летний увеселительный дом графа Петра Борисовича Шереметева — самая ранняя из усадеб московской знати, дошедших до наших времён.
    Создавалась она по образу и подобию царских резиденций и была открыта для посещения.
Кусково, 2009
    "Гуляльщиков в сад пускать в положенные от меня дни, при том наблюдать, чтоб гуляли смирно и в саду ничего не ломали и не рвали, безчинств, ссор и драк не заводили", — таково было барское соизволение...



А.Н.Греч о Кускове —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Любимовка
Любимовка, 2001

    Фабрикант С.Алексеев для домашних спектаклей построил в своём имении этот театральный флигель, и, обмирая от страха, выходил на его сцену сын хозяина Костя — так началась "жизнь в искусстве" Станиславского.
    И однажды, после завтрака в «Славянском базаре», стихийно перешедшего в обед, не в силах расстаться, прикатили они с Немировичем-Данченко сюда на ужин — так рождался МХАТ...


Марфино
Фотоальбом — 2009
Марфино, 1998
    Важнейшие события нашей истории связаны с именами владельцев этой изысканной усадьбы, образца тонкого европейского вкуса русского барства трёх эпох.
Марфино, 2009
    Знаменитый дядька Петра I Б.А.Голицын выстроил здесь, как и в Дубровицах, дивную церковь в римском стиле; от Салтыковых сохранились классические беседки и псарни.
    А псевдоготику — розовый дворец с белыми грифонами на пристани и краснокирпичный мост — оставили нам знаменитые Панины...



А.Н.Греч о Марфине —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Мелихово
Фотоальбом — 2008
Мелихово, 2008

    Он всегда был старшим в семейном гнезде, которого никогда не было.
    "...минутами мне бывает так хорошо, что я суеверно осаживаю себя и вспоминаю о своих кредиторах, которые когда-нибудь выгонят меня из моей благоприобретенной Австралии", — писал из своего «имения» Антон Павлович Чехов...


Мураново
Мураново, 2003
    Бедный отставной прапорщик с запятнанной репутацией, "певец пиров и грусти томной", сумеречный поэт Евгений Боратынский, женившись на дочери героя "времён Очаковских и покоренья Крыма", построил здесь совсем не барский дом — и вовсе не для своей семьи.
    Вместо гнезда семейного Мураново стало настоящим писательским гнездом...


А.Н.Греч о Муранове —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Муромцево
Фотоальбом — 2009 год
Муромцево, 2009

    В конце XIX века во владимирской глуши, "в страшных муромских лесах", построил граф В.С.Храповицкий — себе на усладу, завистникам на расстройство — средневековую готическую усадьбу. Царской называли её современники.
    Заброшенная, разрушенная, испоганенная — она и сейчас поражает своей царственной красотой...


Нескучное
Нескучное, 1999

    Высокий берег Москва-реки стал местом гнездования родовитых семей в середине XVIII века. Название местности, объединившей со временем усадьбы Трубецких, Демидовых, Голицыных, дал «Нескучный загородный дом», построенный для князя Н.Ю.Трубецкого, прадеда несостоявшегося диктатора декабристов. В конце века часть Нескучного купили Орловы — они построили здесь изящный Летний домик...


Останкино
Фотоальбом — 2009
Останкино, 1997
    Эта усадьба перешла к Шереметевым в 1743 году, когда наконец-то смогли обвенчаться граф Пётр Борисович Шереметев и княжна Варвара Алексеевна Черкасская.
Останкино, 2009
    Здесь их сын Николай Петрович построит через много лет дворец-театр — слава его была такой, что "иные приятели его, как князь Юсупов, раздружились с ним из зависти театра"...



А.Н.Греч об Останкине —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Остафьево
Фотоальбом — 2012
Остафьево, 1998
    Рассказ о старинной усадьбе — это всегда рассказ о людях, которые в ней жили. Часто — о людях, творивших историю.
Остафьево, 2012, реставрация
    В этом смысле Остафьево уникально: здесь, "в тишине страстей мятежных", много лет подряд первый русский историограф Н.М.Карамзин сочинял рассказы о государевых людях древней Руси — писал свою «Историю государства Российского»...


Отрада-Семёновское
Отрада, 1999

    "Екатерине Великой, благодетельнице рода Орловых" — было написано на цоколе бюста той, кого братья-орлы возвели на российский престол.
    Они взлетели на вершину славы и оставили яркий след в истории.
    Здесь, в Отраде, принадлежавшей младшему из братьев, Владимиру, и ставшей их общим посмертным гнездом, от праха знаменитых Орловых не осталось и следа...


Пехра-Покровское
Пехра-Покровское, 1999

    Алексеевское, Покровское тож, — так называлась расположенная на берегу Пехорки вотчина всесильного А.Д.Меншикова. Первый наставник (а позже — собутыльник) сына Петра I, царевича Алексея, он первым подпишет ему приговор: "Достоин смерти".
    После ссылки Светлейшего Алексеевское медленно разрушалось. Через сто лет развалины двухэтажного каменного дворца были разобраны — нужен был стройматериал для новой каменной Покровской церкви...


Пехра-Яковлевское
Пехра-Яковлевское, 1999
    Полукруглая лестница с улыбающимися львами спускается к буленгрину — заглублённой площадке перед барским домом усадьбы, которой больше двухсот лет владели князья Голицыны.
    Нынешний вид усадьба обрела при А.М.Голицыне, благотворителе и меценате, вместе с братом Дмитрием ставшем основателем публичной Голицынской больницы...


А.Н.Греч о Пехра-Яковлевском —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Поречье
Поречье - фото из интернета

    Мои первые графские развалины, увиденные в детстве.
    В 1742 году имение стало свадебным подарком императрицы Елизаветы своему "другу нелицемерному" Алексею Разумовскому. А в 1818 году, в качестве приданого его внучатой племянницы, отошло оно С.С.Уварову — будущему графу и министру просвещения.
    «Музеум» археологических древностей, тропические оранжереи, библиотека раритетов — в XIX веке Поречье было культурным центром...


Рай-Семёновское
Рай-Семёновское, 1999

    Старинная вотчина бояр Ордин-Нащокиных Семёновское получила приставку "Рай" с переездом сюда овдовевшего Александра Петровича Нащокина — троюродного брата (и тестя) "Войныча", добродушного и добросердечного приятеля А.С.Пушкина.
    Это был очередной подмосковный Версаль с крепостным театром, зверинцем, первым в России SPA-курортом и поражавшим современников шедевром М.Ф.Казакова — храмом Спаса с мраморным иконостасом...


Саввино
Саввино, 2000

    Недалеко от бывшей Обираловки, где паровоз встретился с Анной Карениной, в бывшей вотчине Стрешневых и Голицыных стоит храм Преображения Господня (1873). В начале ХХ века для него на фабрике "фарфорового короля" М.С.Кузнецова был изготовлен трёхъярусный полихромный фаянсовый иконостас, имитирующий деревянную резьбу.
    Не иначе как Божьим промыслом уцелел он в безбожные годы...


Середниково
Середниково, 1999
    Очаровательный усадебный ансамбль построил в конце XVIII века екатерининский вельможа В.А.Всеволожский. Потом имением владели слуги Отечества Столыпины, затем до 1917 года — миллионщица-меценатка В.И.Фирсанова.
    И всего несколько летних месяцев прожил здесь некрасивый бабушкин внук Мишель Лермонтов — самый откровенный наш поэт и писатель...


А.Н.Греч о Середникове —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Суханово
Суханово, 1999

    Расцвет усадьбы связан с фамилией Волконских — государственных мужей и светлейших князей, а вернее, с их жёнами.
    Создав в своём имении миниатюрную модель императорской резиденции, они лишь изредка устраивали здесь царственные приёмы — тихая и уединенная дачная жизнь текла в этой роскошной когда-то усадьбе...


Троицкое-Кайнарджи
Троицкое-Кайнарджи, 1999

    В дни празднования в Москве Кучук-Кайнарджийского мира, обеспечившего России великие территориальные выгоды на Черноморском побережье, в село Троицкое, в гости к графу Петру Александровичу Румянцеву, прибыла императрица Екатерина.
    И милостиво соизволить велела называть имение фельдмаршала Румянцева-Задунайского, усилиями которого сей мир был заключён, Троицким-Кайнарджи...



А.Н.Греч о Троицком-Кайнарджи —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Фили-Покровское
Фили, 1998

    От обширного владения Льва Кирилловича Нарышкина (брата матери Петра I) — барского дома с башнями и часами, парка с прудами у речки Фильки — до нашего времени дожила только роскошная, великолепная церковь Покрова Богородицы (1694 г.)
    Древнее село стало называться Покровским, а новый стиль в архитектуре — нарышкинским барокко...


Черёмушки
Черёмушки, 1998

    У этой усадьбы интереснейшая история: её владельцами были Прозоровские и Голицыны; здесь, по преданию, гостила Елизавета Петровна и "вошёл в случай" Иван Шувалов; при внуке Светлейшего — С.А.Меншикове — она становится роскошной резиденцией; представители образованного купечества Якунчиковы стали последними её хозяевами.
    Улица Б.Черёмушкинская разрезала усадьбу пополам: нарядные башенки — это всего лишь бывший Конный двор.


Царицыно
Фотоальбом — 2009

Царицыно, 1997
    "Я назвала его Царицыным селом", — кокетничала в 1775 году Великая императрица в одном из писем к своему постоянному зарубежному корреспонденту барону Гримму.     Блистательной судьбы у бывшей замарашки по имени Чёрная Грязь, однако, не случилось.
Царицыно, 2009
    Ветшали и разрушались средневековые ажурные декорации, возведённые гениальным неудачником Баженовым. В подземельях дворца, перестроенного Казаковым, устраивались на ночлег бомжи. Насвистывая мотив из Высоцкого, взбирались по кирпичной вертикали жизнерадостные альпинисты.
    Но дух местности был силён — не исчез царственный каприз...



А.Н.Греч о Царицыне —  Венок  усадьбам, Соловки, 1932 г.


Ясная Поляна
Фотоальбом — 2008
Ясная Поляна, 2008

    "Без своей Ясной Поляны я трудно могу себе представить Россию и мое отношение к ней. Без Ясной Поляны я, может быть, яснее увижу общие законы, необходимые для моего отечества, но я не буду до пристрастия любить его", — писал Лев Николаевич Толстой.
    Он здесь родился и прожил бóльшую часть жизни.
    Он ушёл отсюда и остался тут навсегда...